Эко-сказка про взлёт и падение одной деревянной жизни "Завтра точно полечу"

Обложка публикации:
Эко-сказка про взлёт и падение одной деревянной жизни "Завтра точно полечу"
Авторство:

Сегодня в нашем эко-клубе известная медийная личность — Михаил Новицкий. Очень рады опубликовать с его одобрения замечательную эко-сказку «Завтра точно полечу».

Михаил Новицкий — российский актёр, музыкант, художник, эколог, писатель и общественный деятель.
Ссылка от автора (на Википедию) — https://goo-gl.me/ZaSEz

В этой сказке за несколько страниц перед вашими глазами пролетит трагическая жизнь одного деревянного существа. И мы бы никогда не узнали, какую боль причиняем этим созданиям природы, если бы среди нас не было таких замечательных творческих людей, тонко чувствующих трагизм окружающего мира, как Михаил.

Сказка приобретает особую актуальность перед новогодними праздниками, когда многие люди, не задумываясь, покупают срубленные ёлочки, поддерживая спрос на промысел по вырубке деревьев.

Все негодуют из-за лесных пожаров и вырубке лесов на продажу, но как только приходят новогодние праздники, отправляются за ёлочкой, загубленной ради наживы. «Ну, подумаешь, один раз в год. Всего-то одна ёлочка… От природы не убудет...» — оправдывается человек.

Ничего не напоминает?

В сказке вы увидите историю взлёта и падения прекрасного дерева. Это повод задуматься, стоит ли в очередной раз губить жизнь живого создания, в котором бьётся «деревянное» сердце.

Для вас это обычный каприз, без которого можно легко обойтись, а для природы — реальная утрата. Задумайтесь над этим.

Эко-произведение:

Холодный зимний ветер увлекал за собой еловое семечко.

«Сейчас полечу!» - радостно думало оно. Однако взлететь почему-то не удавалось.

«Ха-ха! - потешались снежинки. - Посмотрите на эту уродину. Как ты полетишь с одним-то крылышком?»

Правда была на их стороне: у елового семечка было только одно единственное крылышко, а у снежинок по шесть, да таких красивых, белоснежных. Снежинки взлетали выше деревьев, вальсировали и с высоты потешались над летуном-неудачником.

Семечко не обращало внимания на насмешки и повторяло свои попытки снова и снова. Однако, как оно ни старалось, полёт не получался: так себе, смешные прыжки с сугроба на сугроб. К вечеру ветер утих. Снежинки перестали летать и дразниться. Семечко тоже решило отдохнуть.

«Ничего, - подумало оно, - не удалось сегодня - завтра точно полечу.»

На следующий день случился сильный снегопад, а ветра не случилось. Снежинкам стало вовсе не до смеха: без ветра они летать не умели. Они падали и падали одна на другую. У верхних ещё оставалась надежда на полёты, а нижним было совсем плохо - тесно, как селёдкам в бочке. Еловое семечко находилось в самой глубине этой кучи-малы.

«Это ничего, - говорило оно снежинкам, - завтра может появится ветер и раздует сугробы. Ещё полетаем!»

Прошли сутки, и ветер действительно прилетел, но не холодный, северный, а вовсе тёплый, южный потому что. Этот шалун взялся было поиграть со снежинками, но вместо того, чтобы поднять их в небо, наоборот, примял их к земле, да ещё попортил наряды. Крылышки у снежинок размокли, стали мятыми, вовсе не летучими. А когда южный ветер улетел, снежинки смёрзлись между собой. Из них получилась такая крепкая корка, что даже звери бегали по ней и ничуть не проваливались.

Так, в заточении под ледяной коркой зимовало еловое семечко. Всю зиму ему снились красивые сны: будто оно поднимается в небо и летает, летает, летает среди облаков. А внизу всё такое маленькое-маленькое: озёра будто лужицы, реки похожи на ленточки, а дома такие крохотные, словно спичечные коробки.

* * * * *

Пришла весна и еловое семечко проснулось. Вокруг таял снег, журчали большие и маленькие ручейки. Один такой ручей, пробегая мимо, подхватил семя и понёс его куда-то вниз по склону. Это совсем не понравилось семечку. Если бы ручей стремился вверх, это было бы подходяще, а скатываться вниз семечко не хотело. Оно сопротивлялось, цеплялось своим крылышком за траву, за камни, за корни деревьев, но ручей упорно стаскивал своего пленника всё ниже и ниже.

По пути ручей встретил ещё несколько таких, как он, шалопаев. Они соединились в мощный поток и понеслись дальше вместе. Спорить с этой шумной компанией было бесполезно. Поток пробежался по лесу, прокатился по дну оврага, наковырял зачем-то земли, а потом бухнулся в реку.

Так в реке оказалось и еловое семечко. Несколько дней плыло оно по реке. Его единственное крылышко размокло и отвалилось, зато появились маленькие белые ножки-корешки. Этими корешками семечко зацепилось за берег и выбралось из воды.

С каждым днём корешки становились всё длиннее и всё крепче держались за землю.
Однажды утром семечко опёрлось на корешки, потянулось вверх, кожура лопнула и ... О, чудо! Семечко превратилось в зелёный росток.

Росток сразу же протянул свои маленькие ручки ветру и попробовал взлететь. Но, разумеется, это ему не удалось, потому что корешки крепко держались за землю. Росток рассердился на свои корешки, но не очень. «Ладно, - подумал он, - пусть ветки вырастут побольше, тогда и оторвусь от земли.

Но не тут-то было. На этом же берегу проросли и другие семена. Справа и слева, спереди и сзади повысовывались крапива, лебеда и другой бурьян. Это были ребята не промах - акселераты. Они росли, как на дрожжах: в день по несколько сантиметров.

Нашему росточку за ними было никак не угнаться. Как он ни старался, но к середине лета сильно отстал и оказался глубоко в тени этих трав. До ветра и до солнечных лучей было уже не достать, но росток упорно тянулся вверх, надеясь неизвестно на что.

Наступила осень. С деревьев стали падать жёлтые листья. Ударили первые заморозки. Горделивые травы-великаны сразу приуныли, пожухли, а потом и вовсе завяли. Приготовился к смерти и еловый росток. Оставшись один-одинёшенек, он каждый вечер прощался с солнцем навсегда. Однако, приходило утро, росток просыпался, осматривал свой ничуть не пожелтевший наряд и радовался жизни ещё один день до вечера.

* * * * *

Прошла осень, повалил снег, ударили морозы, а росточку хоть бы что: стоит себе зелёный, и всё тут. Так и перезимовал.

Весной из земли опять повылезали всякие бурьяны, стали тягаться, кто кого перерастёт. И опять обогнали еловый росток, правда, не сразу, а только к концу лета. А на следующий год росток был уже молодым деревом, и никакие травы не могли закрыть ему солнце.

Шли годы. Дерево выросло, стало высоким-превысоким, солидным, можно сказать, однако, детская мечта о полётах не оставляла его. Время от времени ель отчаянно размахивала ветвями на ветру, стараясь взлететь, но ничего не получалось. Всё из-за проклятущих корней, которые крепко держались за землю и с каждым годом влезали в неё всё глубже и глубже. К тому же всякие птицы гнездились в ветвях, да птенцов выводили. Дереву приходилось умерять свой пыл, чтобы случайно птенцов из гнёзд не повытряхивать.

Летать, конечно, очень хотелось, но птенцов-то жалко, сердце, чай, не деревянное, упадут, пропадут. Нет, пожалуй, сердце у ели было всё-таки деревянное, но очень доброе, как настоящее человеческое. На чужом несчастье счастья не построишь. Поэтому каждое лето, пока птенцы не покидали гнёзд, ель даже не пыталась взлететь. Зимой дела обстояли ещё хуже. Земля сильно промерзала, и корни держались в ней, как в камне.

* * * * *

Но вот однажды в декабре случилось вот что. Пришли люди с топорами и стали рубить ствол под самый корень. Расставаться с корнями было очень больно, зато у дерева появилась надежда, что сейчас сбудется мечта всей жизни, и оно полетит. И вот ствол, наконец, перерублен! Ель взмахнула ветками, рванулась и... рухнула на снег. Вот оно как оказалось-то на деле! Столько лет дерево сердилось на свои корни, а, оставшись без них, не только полететь, даже устоять не смогло.

Ёлку погрузили на сани, привезли в школу и поместили в большом зале. Теперь она снова стояла, но уже не на корнях, а на большой деревянной крестовине.

Потом люди стали украшать ветки: навесили бус, игрушек, лампочек, а на самую вершину пристроили звезду. Дерево стало походить на бывалого генерала, увешанного орденами и медалями.

Вечером в зале собралось великое множество детей. Дети были очень странно одеты. Одни из них напоминали зайцев, другие медвежат, третьи белочек. Были среди них и такие, которые походили на снежинок, правда, очень крупных и вовсе не холодных. Все они водили хороводы вокруг ёлки, пели песни, читали стихи и танцевали.

А когда пробило полночь, появился седой старикашка с большим мешком. Дети почему-то ему очень обрадовались и приняли в свою компанию. Несмотря на большую разницу в возрасте, компания получилась на редкость весёлая. Дедушка веселился и шалил, как маленький. Затем старик развязал свой мешок, стал доставать из него всякие штуки и раздавать их ребятам. Дети визжали от восторга. Когда мешок, наконец, опустел, дедушка попрощался и ушёл. Потом разошлись и детишки.

Всю ночь ёлка простояла одна в пустом зале. Утром пришли люди, сняли с веток все украшения и бережно разложили их по ящикам, а её сняли с крестовины и вынесли на хозяйственный двор.

* * * * *

Да, друзья, такова судьба новогодних ёлок. Сначала им поклоняются, украшают их, поют им хвалебные песни, а когда проходит праздничная ночь, выбрасывают красавиц на улицу, и что с ними будет дальше, никого не интересует. Так случилось и с нашей героиней.

Лежала она, брошенная в сугроб, и вспоминала те времена, когда была ещё маленьким семечком и мечтала о полётах…

18:37
5

 

Поделитесь этим произведением с друзьями:


Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...